Joomla модули на http://joomla3x.ru и компоненты.

Социальные сети как средство общения, профессионального развития и вовлечения пациентов в процесс лечения

Статья подготовлена редакцией газеты по материалам доклада Merry Jennifer Markham, Danielle Gentile и David L. Graham на ежегодном конгрессе ASCO 2017.

За последние годы в нашем современном обществе социальные сети превратились в общепринятое средство коммуникации. 86% американцев являются интернет-пользователями, из них почти 80% пользуются сетью Facebook, 32% используют Instagram, а 24% – Twitter [1]. 62% американцев узнают новости через социальные сети, в основном через Facebook, но все чаще и чаще и через Twitter [2]. Популярность социальных сетей и их значимость в обществе продолжает расти. Этому, безусловно, способствовал тот факт, что новый президент США регулярно общается со своей аудиторией с помощью Twitter.

Социальные сети – это инструменты для общения и платформы, где можно неформально и в режиме реального времени делиться информацией и распространять материалы пользователей. В социальных сетях есть огромное множество платформ, на которых можно распространять информацию в виде текстов (например, Twitter, блоги), изображений (например, «Пинтерест», Instagram) и видео (например, YouTube, Snapchat, Periscope). Такие сайты, как LinkedIn, скорее используются для профессионального общения, а другие, как, например, Doximity, разработаны конкретно для общения врачей и других специалистов в области здравоохранения. По мере технологического развития социальных сетей увеличивается и потенциал для применения этих платформ в личных и профессиональных целях.

Twitter стал излюбленной площадкой врачей, защитников прав пациентов и учреждений здравоохранения для общения на медицинские темы. В Twitter пользователь может публиковать сообщения («твиты») объемом до 140 знаков. Если аккаунт пользователя является публичным, а не закрытым, то другие пользователи Twitter могут перепечатывать («ретвитить») эти сообщения, делая их доступными для своих подписчиков. Чтобы привязать сообщение к конкретному обсуждению или к виртуальному сообществу, используются хештеги (слова или фразы, перед которыми ставится значок #, как, например, #рак или #миелома). Хештеги также удобны при поиске информации в Twitter на конкретную тему. Более детально анатомию сообщений в Twitter и основные правила пользования, включая очень полезные ресурсы для тех врачей, которые только начали или хотят начать использовать эту платформу, описывает Thompson с соавторами [3].

Сложно оценить, какое количество онкологов являются активными пользователями социальных сетей. Исследование, в котором участвовали канадские врачи-онкологи и онкологи-интерны, показало, что 72% респондентов использовали социальные сети [4]. Авторы исследования выявили, что пользователи соцсетей различаются по возрасту – типичное наблюдение в исследованиях, изучающих использование соцсетей, при этом социальными сетями пользовались 93% опытных врачей-онкологов и 72% врачей-практикантов и только 39% врачей со средним уровнем опыта. Когда эти онкологи и начинающие специалисты использовали соцсети для своего профессионального развития, то для 55% респондентов целью было общение с коллегами, для 17% – публикация результатов исследований, а для 13% – развитие лидерских качеств.

Одно из наиболее очевидных применений соцсетей – это быстрое распространение и получение информации. Главные новости обычно появляются в Twitter прежде, чем о них узнают из газет или из теленовостей. Распространение в соцсетях результатов медицинских исследований также дает хорошую возможность оповещать большее количество заинтересованных людей в более короткие сроки, практически в режиме реального времени. По причине таких широких возможностей многие медицинские журналы сейчас представлены в Twitter. Так, например, журналы Американского общества клинической онкологии (ASCO): Журнал «Клиническая онкология» (@JCO_ASCO), Журнал «Практическая онкология» (@JOP_ASCO) и Журнал «Общая онкология» (@JGO_ASCO) – все они присутствуют в Twitter.

Существует большое количество блогов и статей, написанных врачами, в том числе онкологами, которые объясняют, почему социальные сети востребованы как в личной, так и в профессиональной сфере [5-9]. В этой статье обсуждаются некоторые области использования соцсетей, в том числе для профессионального развития, общения с коллегами и вовлечения пациентов в процесс лечения. Но прежде всего необходимо оценить потенциальные риски использования соцсетей.

Ограничения и риски при использовании социальных сетей

Исследование, проведенное Adilman c соавторами, обнаружило, что самым частым ограничивающим фактором использования соцсетей было недостаточное количество времени: об этом заявили 59% респондентов [4]. Campbell и коллеги также выявили, что нехватка времени является потенциальным препятствием, однако при этом они обнаружили, что разные врачи – участники их исследования – смотрят на это по-разному. В то время как одни врачи считали, что время, потраченное на социальные сети, отнимало у них время на лечение пациентов, другие не отмечали такого негативного влияния [10]. Кроме этого, врачи отмечали следующие проблемы при использовании социальных сетей: снижение работоспособности, что было, возможно, обусловлено тем, сколько времени врач проводил в соцсетях; нехватка времени, чтобы научиться более эффективно пользоваться соцсетями; избыток технологических возможностей и избыток информации в соцсетях.

Беспокойство о безопасности личных данных также является частой причиной ограниченного пользования соцсетями [4,10,11]. Хотя большинство тех врачей, которые пользуются соцсетями, в особенности Twitter, рады возможности контакта с широким кругом людей, с пациентами и защитниками прав пациентов, некоторые врачи опасаются общения с пациентами через социальные сети и по этой причине избегают пользоваться ими. Другой фактор, вызывающий опасения, – это то, что все когда-либо опубликованное в социальных сетях навсегда остается там. Например, сообщение, удаленное из Twitter, на самом деле полностью не исчезает. Уже принято говорить, что сообщения в социальных сетях написаны пером, а не карандашом.

Учреждения здравоохранения, в которых работают врачи или которые сотрудничают с врачами, также обеспокоены потенциальным ущербом, который может нанести непрофессиональное или неэтичное поведение в соцсетях. Сами врачи обеспокоены тем, что пользователи по неосторожности могут распространять неправильную или некорректную с профессиональной точки зрения информацию [10]. Распространение неэтичной или некорректной информации в социальных сетях может ставить под угрозу репутацию врача или лечебного учреждения. В проведенном ранее исследовании Chretien и коллеги изучали сообщения в Twitter пользователей, которые представлялись врачами, чтобы выяснить, насколько профессионально они себя ведут [12]. Были собраны данные 260 пользователей и всего проанализировано 5156 сообщений в Twitter. 140 сообщений (3% от общего числа сообщений) были расценены как непрофессиональные. 38 сообщений (0,7%) потенциально нарушали право пациентов на конфиденциальность, 33 (0,6%) – содержали ненормативную лексику, 14 (0,3%) – содержали информацию откровенно сексуального характера, а в четырех сообщениях (0,1%) были высказывания дискриминационного характера. В 12 сообщениях был обнаружен потенциальный конфликт интересов, как, например, реклама медицинских продуктов, которые продавались через их сайт; в 10 сообщениях рассказывалось о методах лечения, которые противоречили существующим медицинским данным и текущим рекомендациям.

Многие учреждения здравоохранения выработали рекомендации по пользованию социальными сетями, предвосхищая создание правил и руководств профессионального поведения в сети. Dizon и коллеги составили список наиболее общих подходов при выработке правил поведения в соцсетях и дали практические рекомендации по использованию социальных сетей в онкологической практике [13]. ASCO опубликовало в сети разработанные ей «Десять советов по использованию социальных сетей». Этот источник может применяться в качестве краткого руководства для врачей по ответственному пользованию Twitter и другими публичными онлайн-платформами. Дополнительные материалы ASCO по использованию соцсетей приведены в таблице 1.

Таблица 1. Материалы ASCO по использованию социальных сетей.

Источник Записи в Твиттере
или веб-сайт
ASCO @ASCO
Публикации ASCO
   Журнал «Клиническая онкология» @JCO_ASCO
   Журнал «Практическая онкология» @JOP_ASCO
   Журнал «Общая онкология» @JGO_ASCO
   Сообщения ASCO @ASCOPost
Cancer.Net @CancerDotNet
Фонд борьбы с раком (Conquer Cancer Foundation) @ConquerCancerFd
Университетский курс ASCO: «Использование социальных сетей» https://goo.gl/cYqH6J
«10 советов по использованию социальных сетей» https://goo.gl/m11SDL
«Социальные сети для профессионалов в области онкологии 101» https://goo.gl/JsE8C6
Практическое руководство: «Использование социальных сетей в онкологической практике» [13] https://goo.gl/sKG2KG
Круглый стол: «Использование социальных сетей в онкологической практике» (подкаст)

Социальные сети для общения с коллегами и профессионального развития

Профессиональное развитие и неформальное общение – неотъемлемая часть социальных сетей. Возможность контакта и обмена опытом с другими врачами – основное преимущество соцсетей. До недавнего времени врачи общались с коллегами в рамках своих сообществ и медицинских учреждений, контакты были ограничены их физическим местонахождением. Теперь, с приходом Twitter, врач может общаться и взаимодействовать с другими врачами по всему миру, с теми, у кого похожие профессиональные или исследовательские интересы. Таким образом, создаются возможности для обмена идеями, сотрудничества и общения.

Используя в Twitter специфические хештеги, относящиеся к онкологии, врачи-онкологи могут участвовать в обсуждениях и общаться с коллегами из этих виртуальных сообществ со схожими интересами в сфере онкологии [14]. В таблице 2 приведено несколько примеров наиболее популярных хештегов по теме онкологии.

Таблица 2. Примеры популярных хештегов по теме онкологии.

Хештег Тема
#AYACSM Злокачественные опухоли у подростков и людей молодого возраста
#BCSM Рак молочной железы
#CRCSM Колоректальный рак
#GynCSM Злокачественные опухоли женской репродуктивной системы
#HNCSM Опухоли головы и шеи
#KCSM Рак почки
#LCSM Рак легкого
#LeuSM Лейкоз
#LymSM Лимфома
#MMSM Множественная миелома
#PallOnc Паллиативная онкология
#PancSM Рак поджелудочной железы
#PCSM Рак предстательной железы
#PedCSM Злокачественные опухоли у детей
#SCSM Саркома
#SurvOnc Выживаемость при злокачественных опухолях

Общение в блогах или на сетевых форумах предоставляет дополнительные возможности для взаимодействия с коллегами. ASCO Connection (https://connection.asco.org/) – это платформа, где собрано большое количество информации и где члены ASCO могут общаться между собой различными способами: от оставления комментариев к блогам на ASCO Connection (общаясь таким образом с автором и с другими читателями и комментаторами блога) до участия в дискуссионных форумах в рамках этой платформы. Другими сайтами, которые часто используются для профессионального общения, являются Doximity и LinkedIn.

Twitter раздвинул границы традиционных специализированных научных семинаров. Теперь обсуждение научных статей выносится за пределы отдельного помещения и происходит в публичном международном пространстве [15]. Thangasamy с коллегами описывают свой опыт участия в международном научном семинаре по урологии (#urojc) в Twitter [16]. Каждый месяц модераторы #urojc проводят 48-часовое обсуждение, уделяя основное внимание последним публикациям в научных журналах. Такой длительный временной промежуток позволяет принять участие в дискуссии пользователям Twitter из всех часовых поясов. За 12 месяцев в таких ежемесячных обсуждениях на платформе Twitter #urojc приняли участие 189 уникальных пользователей из 19 разных стран. На платформе Twitter есть 2 онлайн-семинара, специализирующихся в области онкологии: семинар по лучевой онкологии (#radonc), где модератором выступает @Rad_Nation, и семинар по теме трансплантации костного мозга (#bmtojc), который организован Американской ассоциацией по трансплантации клеток крови и костного мозга (@ASBMT).

В Twitter регулярно ведутся обсуждения в различных группах, которые привязаны к определенному хештегу и которые организуют и ведут один или несколько модераторов. Например, чат группы по раку молочной железы (#BCSM) начался в 2011 году с дискуссии в Twitter и вскоре вырос в глобальное виртуальное сообщество (@BCSMChat; http://bcsm.org/). Ежемесячная дискуссия в Twitter в группе #GYNCSM, где обсуждаются проблемы злокачественных опухолей женской половой сферы (@gyncsm; http://gyncsm.blogspot.com/), началась в 2013 году. В этих и других онкологических чатах участвуют онкологи-химиотерапевты, хирурги, лучевые терапевты, врачи неонкологических специальностей, медсестры, психологи и другие медицинские специалисты, пациенты, защитники прав пациентов и медицинские организации. Участие в дискуссиях в Twitter позволяет врачу общаться и обмениваться опытом с коллегами, которые трудятся в аналогичной сфере, находить потенциальных партнеров для исследовательской работы, выступать в защиту пациентов и взаимодействовать с пациентами и защитниками прав пациентов.

Участие в онлайн-обсуждениях случаев из практики – это еще одна возможность для профессионального развития. С января 2015 года на платформе ASCO Connection Discussion (https://connection.asco.org/discussion/) активно функционирует специализированная онкологическая группа «Комитет молекулярной онкологии». Ее образовательные сессии представлены в виде блогов, в каждом из которых приводится случай из практики и далее ставятся вопросы для обсуждения. Модераторами обсуждений выступают врачи-специалисты. Пользователи платформы ASCO Connection могут давать ответы на поставленные вопросы и вести дальнейшую дискуссию в комментариях к блогу. Похожая образовательная инициатива на основе разбора клинических случаев была организована на платформе блога TeamHaem (https://teamhaem.com/). Здесь обсуждаются случаи из гематологической практики. Модераторы (@TeamHaem) представляют клинический случай в своем блоге и просят обсудить и прокомментировать его в Twitter. Для участия в форуме используется хештег #TeamHaem. В продолжение дискуссии публикуются блоги с новой информацией по данному клиническому случаю на основе обсуждения, проведенного в Twitter.

Неформальное общение с коллегами и другими медицинскими специалистами посредством Twitter превратилось в рутинную практику. За последние несколько лет значительно возросло использование Twitter на ежегодных конференциях ASCO [17,18]. Участники конференций делятся тезисами представляемых докладов, информацией о важных научных открытиях и соображениями по поводу конференции. Все это делает информацию о научных исследованиях доступной для все более широких кругов. Те, кто не смог приехать, равно как и участники конференции, которые посещают различные сессии, каждая из которых проводится в отдельном помещении, тем не менее, могут быть в курсе всего происходящего. Те участники, которые пишут заметки в Twitter, отмечают, что составление таких заметок во время конференции (что требует навыка конспектирования, т.к. заметка должна содержать максимум 140 знаков) позволяет им лучше переработать и осмыслить информацию [19]. Виртуальное общение с коллегами на конференции позволяет вести более широкое обсуждение научных исследований, дает возможность для сотрудничества и для новых знакомств. И, что еще более важно, есть возможность организовывать встречи через Twitter и знакомиться лично со своими виртуальными друзьями на мероприятиях, организованных специально с этой целью.

Также нельзя недооценивать возможностей онлайн-помощи и наставничества. Можно, например, оставить в Twitter сообщение, выражающее отчаяние или радость, получить огромное количество откликов с выражением поддержки и осознать, что мы не одни. Так, например, когда д-р Markham опубликовал свое сообщение после эмоционально напряженной недели, в течение которой он лечил онкологических пациентов, он получил множество ободряющих комментариев и смог почувствовать поддержку и участие [20].

Помимо Twitter большой потенциал для общения есть также в частных или закрытых группах в Facebook. Европейское общество медицинской онкологии (European Society for Medical Oncology – ESMO) организовало закрытую группу в Facebook для начинающих врачей-онкологов «Группа ESMO для молодых онкологов». Примеры двух активно функционирующих интерактивных групп для женщин-врачей – группа врачей-мам (Physicians Mom Group – PMG) и женская группа гематологов и онкологов. В феврале 2017 года группа PMG в Facebook насчитывала 60 тыс. членов, а женская группа гематологов и онкологов – 646 участников. Поскольку группы закрыты для общего доступа, их участники могут вести более профессиональные врачебные дискуссии, а также более тесно общаться между собой. В этих группах можно заводить новых друзей и получать как профессиональную, так и личную поддержку. Лучевой терапевт Miriam Knoll (@MKnoll_MD) так описывает свой опыт участия в группе PMG в Facebook: «Как врачу и как человеку каждому из нас необходимо оказывать и получать поддержку коллег. Только подумайте: где еще может врач поделиться чувством отчаяния или радости от успеха с 50 тыс. коллег и получить немедленный ответ, в том числе 2000 откликов «Нравится» и сотни ободряющих комментариев? В этом уникальность группы PMG» [21].

Роль социальных сетей в вовлечении пациентов в процесс лечения

Понятие «вовлечение пациента в процесс лечения» все чаще и чаще используется в дискуссиях на темы здравоохранения. Осмысливая этот термин в первом приближении, сложно спорить с тем, что пациенты должны принимать более активное участие в собственном лечении. Трудность состоит в том, что нет четкого общепринятого определения того, что такое «вовлечение пациента». Это еще более осложняется тем фактом, что часто смешиваются понятия «более активное участие пациента» и «лечение, направленное на оказание помощи пациенту и его семье». Широко принятое определение понятия «вовлечение пациента в процесс лечения» было подробно разработано Angela Coulter. В рамках этого определения пациенты и медицинские работники должны в том числе «способствовать и поддерживать активную позицию пациентов и общественности в процессе сохранения здоровья и в процессе лечения, способствовать усилению их влияния на принятие решений в сфере здравоохранения» [22]. При все более широком использовании социальных сетей учреждениями здравоохранения возникает вопрос того, какое влияние они оказывают на вовлеченность пациентов, и приводит ли это влияние к улучшению результатов лечения.

Без сомнения, некоторые платформы на базе социальных сетей лучше служат цели вовлечения пациентов в процесс лечения, чем другие. Только факта существования специализированного веб-сайта недостаточно. В исследовании, изучавшем восприятие пациентами существования сообществ на специализированных интернет-сайтах в Австралии, Европе и Соединенных Штатах, средняя оценка пациентов составила 3,2 из 10, причем большинство пациентов прокомментировали, что на этих сайтах они не получили информацию в «адекватной» форме [23]. Все больше учреждений здравоохранения идут в направлении увеличения интерактивной работы. Весьма удобной платформой является Facebook, который насчитывает более 1,5 млрд. активных пользователей в месяц и обладает огромным интерактивным потенциалом. Twitter, у которого более 300 млн. зарегистрированных пользователей, имеет хороший потенциал для интерактивного общения, т.к. пользователи могут цитировать опубликованные сообщения. Однако на деле цитируются всего лишь 2% оригинальных сообщений. Напротив, у соцсети «Пинтерест» намного меньше пользователей, ежедневно ее посещают менее 70 млн. человек, но при этом уровень цитирования сообщений может достигать 80%, что говорит о большей вовлеченности [24]. Сайт YouTube насчитывает более миллиарда активных пользователей, которые, однако, проявляют меньшую интерактивность. Этот сайт может играть роль образовательной платформы и активно распространять информацию. Например, обзор канала YouTube, сделанный в 2014 году, обнаружил более 280 видео, объясняющих, как правильно подготовиться к колоноскопии; каждое такое видео набрало более 5000 просмотров [25]. Блоги и интернет-трансляции/подкасты являются наименее интерактивными инструментами, но, тем не менее, они могут служить удобными образовательными платформами.

Поиск в интернете уже давно стал признанным способом получения пациентами медицинской информации. В 2013 году Thackery с соавторами сообщили данные исследования, согласно которому 75% пациентов искали информацию о лечении с помощью поисковых систем, но только 33% к моменту завершения исследования использовали социальные сети [26]. Несмотря на то, что пациенты обращаются к социальным сетям при поиске медицинской информации, они в меньшей степени склонны общаться с другими пользователями соцсетей для того, чтобы поделиться этой информацией. Исследование, в котором участвовали 3300 пациентов, показало, что менее 4% имели желание общаться со своим врачом через социальные сети для обсуждения целей лечения или результатов анализов. Только 11,7% желали делиться полученной информацией в сети Facebook с другими пациентами [27]. Эти результаты позволяют сделать вывод, что вышеназванным виртуальным сообществам для полного успеха своей миссии необходимы пациенты, являющиеся «информационными альтруистами». Это пациенты, которые готовы через социальные сети вступать в контакт с другими пациентами, сиделками, исследователями и другими участникам процесса лечения [28].

Пока недостаточно объективных данных о том, как социальные сети влияют на большую вовлеченность пациентов в процесс лечения и на результаты лечения конкретно в онкологии, необходимо более глобальное исследование. Одним из способов измерения вовлеченности пациента является «Тест активности пациента» – опросник, состоящий из 13 вопросов. Ответы на них позволяют оценить степень вовлеченности пациента. Было установлено, что пациенты, которые по результатам этого теста характеризовались как «менее активные», с большей вероятностью недополучали медицинскую помощь или получали ее позже, чем следовало [29]. Пациенты с хроническими заболеваниями, которые по результатам теста характеризовались как «более активные», с большей вероятностью следовали режиму лечения и получали регулярную медицинскую помощь [30]. Однако описанные исследования не изучали то, какое влияние оказывают на активность пациента, определенную тестами, различные источники информации. Grosberg с соавторами выявил позитивное влияние социальных сетей на активность пациентов [31]. В 2008 году была создана социальная платформа «Камони» на иврите. С 2012 по 2013 год члены четырех самых больших сообществ этой платформы, а именно: диабет, болевой синдром, депрессия и артериальная гипертензия, участвовали в исследовании. Результаты исследования показали, что чем чаще участники посещали сайт и чем больше времени там проводили, тем выше были их баллы в «Тесте активности пациента». Что интересно, не было выявлено значимой разницы в результатах у активных посетителей сайта и у «молчаливых наблюдателей» (т.е. тех, кто посещал сайт, но не вступал в контакт с другими участниками).

Однако самое большое количество исследований влияния информации, полученной из социальных сетей, на исход лечения имеется для неонкологических заболеваний. В 2015 году Lelutiu-Weinberger и коллеги сообщили о результатах программы, проводимой в интернете, по сокращению риска инфицирования ВИЧ у молодых мужчин, имеющих однополые сексуальные отношения [32]. Их проект был разработан на основе программы, проводимой в медицинских учреждениях, которая была признана эффективной в снижении поведенческих факторов риска, таких как неиспользование презервативов. Несмотря на то, что изучаемая выборка была невелика (всего 41 мужчина), можно было наблюдать видимые различия между данными исходного периода и данными после окончания программы. Также отмечалось, что в результате программы участники стали более отчетливо видеть связь между употреблением наркотиков и рискованным сексуальным поведением. Saberi и Johnson выявили связь между использованием интернета с целью получения информации по теме медицины и здравоохранения и улучшением клинических результатов у ВИЧ-позитивных пациентов [33]. В их исследовании участвовало около 1500 респондентов через различные социальные сети. Использование интернета с целью получения медицинской информации ассоциировалось с гораздо лучшим соблюдением режима антиретровирусной терапии и с высокой вероятностью снижения вирусной нагрузки до неопределяемого уровня. Значимость этого влияния была подтверждена многомерным анализом данных.

Attai с соавторами исследовали в 2015 году связь исхода лечения с участием в Twitter в чатах для пациенток с раком молочной железы [34]. Чат «Социальная платформа по раку молочной железы» (The Breast Cancer Social Media – #BCSM) был создан на базе Twitter в 2011 году. Число пользователей Twitter, которые заходили по хештегу #BCSM, к 2014 году выросло до более чем 14000 человек. В исследовании этой популяции приняли участие 206 респондентов. Участие в группе ассоциировалось с гораздо более низкой частотой тревожности высокой и крайне высокой степени. Интересно отметить, что 28,4% участников впоследствии выступали в роли волонтеров, что является косвенным признаком повышения вовлеченности пациентов.

Также представляет интерес возможность использования социальных сетей для оптимизации проведения клинических исследований. Описаны методы привлечения внимания к исследованию, но пока что мало изучено то, насколько они эффективны. Khatri с коллегами изучали эффективность размещения бесплатных объявлений в социальных сетях для привлечения внимания к проводимому в Соединенном Королевстве исследованию применения нестероидных противовоспалительных препаратов после хирургического вмешательства на органах желудочно-кишечного тракта [35]. Они установили, что за короткий период прирост потенциальных участников исследования составил 18,2%. Коэффициент откликов составил 33,7%. Для сравнения приводились данные предшествующего исследования по раку молочной железы, информация о котором размещалась в платном объявлении в сети Facebook: коэффициент откликов был 3,2% [36].

Есть также данные о том, что сетевые сообщества способствуют повышению финансовой эффективности. В 2007 году в Соединенном Королевстве было создано сообщество по охране психического здоровья – «Большая белая стена» (Big White Wall). Это сообщество дает возможность пациентам проводить самодиагностику, участвовать в программах профессиональной помощи и даже получать медицинскую помощь по Скайпу. В 2011 году провели оценку экономической эффективности программы. Оценка показала, что члены сообщества посещали лечащего врача, нуждались в госпитализации или в неотложной помощи в среднем на один раз меньше. В пересчете на стоимость лечения одного пациента чистая экономия составила $615 на пациента в год [37].

Sawesi с соавторами систематически изучали публикации о влиянии медицинской информации, размещенной в виртуальных сетях, на вовлеченность пациентов и на то, как это сказывается на их поведении и ответственности за собственное здоровье [38]. Они представили анализ 160 публикаций, 82,9% из которых отмечали более высокую вовлеченность пациентов после того, как они начали использовать технологические платформы. Однако статистически значимый эффект наблюдался только в том случае, если это были интернет-платформы. Было показано, что 75% интернет-платформ, охарактеризованных как «удобные», оказали позитивное влияние на состояние здоровья. В 11% исследований воздействия на поведение пациентов и здоровый образ жизни обнаружено не было. Нежелательные эффекты, в том числе повышенная тревожность, отмечались в 18% случаев.

Имеющиеся в настоящее время данные довольно любопытны и позволяют предположить значительное влияние на вовлеченность пациентов и последующее улучшение исхода лечения. Однако чтобы определить влияние социальных сетей в сфере онкологии, нужно проводить дальнейшие исследования. Сейчас мы находимся в самом начале пути, когда возникающие вопросы и метод, позволяющий найти ответы на эти вопросы, еще до конца не определены. Для этой цели была создана инициативная группа из медицинских специалистов в области онкологии, которые являются приверженцами использования социальных сетей для борьбы с раком. Их задача – поиск ответов на поставленные выше вопросы [39]. Группа по изучению влияния социальных сетей в области онкологии (COSMO – Collaboration for Outcomes of Social Media on Oncology) ставит своей задачей определить метод, с помощью которого можно будет наилучшим образом оценить влияние попыток, которые предпринимаются для того, чтобы социальные сети могли бы использоваться во благо онкологических пациентов. С помощью этих методов и при последующих исследованиях мы сможем лучше понять, являются ли наши усилия продуктивными и должны ли мы их продолжать.

 

Список литературы:

  1. Greenwood S, Perrin A, Duggan M. Social Media Update 2016. Pew Research Center, November 11, 2016.
  2. Gottfried A, Shearer E. News Use Across Social Media Platforms 2016. Pew Research Center, May 26, 2016.
  3. Thompson MA, Majhail NS, Wood WA, et al. Social media and the practicing hematologist: Twitter 101 for the busy healthcare provider. Curr Hematol Malig Rep. 2015; 10: 405-412.
  4. Adilman R, Rajmohan Y, Brooks E, et al. Social media use among physicians and trainees: results of a national medical oncology physician survey. J Oncol Practice. 2016; 12: 79-80, e52-60.
  5. Pennell NA. The draw of social media for oncology professionals. ASCO Connection, April 19, 2016.
  6. Snipelisky D. Social media in medicine: a podium without boundaries. J Am Coll Cardiol. 2015; 65: 2459-2461.
  7. Choo EK, Ranney ML, Chan TM, et al. Twitter as a tool for communication and knowledge exchange in academic medicine: a guide for skeptics and novices. Med Teach. 2014; 37: 411-416.
  8. Thompson MA. Using social media to learn and communicate: it is not about the tweet. Am Soc Clin Oncol Educ Book. 2015; 35: 206-211.
  9. Fisch MJ, Chung AE, Accordino MK. Using technology to improve cancer care: social media, wearables, and electronic health records. Am Soc Clin Oncol Educ Book. 2016; 36: 200-208.
  10. Campbell L, Evans Y, Pumper M, et al. Social media use by physicians: a qualitative study of the new frontier of medicine. BMC Med Inform Decis Mak. 2016; 16: 91.
  11. Alpert JM, Womble FE. Just what the doctor tweeted: physicians’ challenges and rewards of using Twitter. Health Commun. 2015; 31: 824-832.
  12. Chretien KC, Azar J, Kind T. Physicians on Twitter. JAMA. 2011; 305: 566-568.
  13. Dizon DS, Graham D, Thompson MA, et al. Practical guidance: the use of social media in oncology practice. J Oncol Pract. 2012; 8: e114-e124.
  14. Katz MS. Hashtags in Cancer Care: Embedding Meaning in Digital Health. Cancer Tag Ontology, November 4, 2013.
  15. Roberts MJ, Perera M, Lawrentschuk N, et al. Globalization of continuing professional development by journal clubs via microblogging: a systematic review. J Med Internet Res. 2015; 17: e103.
  16. Thangasamy IA, Leveridge M, Davies BJ, et al. International Urology Journal Club via Twitter: 12-month experience. Eur Urol. 2014; 66: 112-117.
  17. Chaudhry A, Glodé LM, Gillman M, et al. Trends in twitter use by physicians at the American Society of Clinical Oncology annual meeting, 2010 and 2011. J Oncol Pract. 2012; 8: 173-178.
  18. Katz M. Twitter Use at Three Annual Professional Meetings (2012-2014). November 24, 2014.
  19. McGuckin DG. Live tweeting: a tool for learning and reflection. BMJ. 2016; 354: i3975.
  20. Dizon DS. Help from an Online Community. ASCO Connection, September 13, 2012.
  21. Knoll M. The Case for Connectivity. ASCO Connection, February 29, 2016.
  22. Carman KL, Dardess P, Maurer M, et al. Patient and family engagement: a framework for understanding the elements and developing interventions and policies. Health Aff (Millwood).
  23. Ow D, Wetherell D, Papa N, et al. Patients’ perspectives of accessibility and digital delivery of factual content provided by official medical and surgical specialty society websites: a qualitative assessment. Interact J Med Res. 2015; 4: e7.
  24. Timimi FK. The shape of digital engagement: health care and social media. J Ambul Care Manage. 2013; 36: 187-192.
  25. Basch CH, Hillyer GC, Reeves R, et al. Analysis of YouTube videos related to bowel preparation for colonoscopy. World J Gastrointest Endosc. 2014; 6: 432-435.
  26. Thackeray R, Crookston BT, West JH. Correlates of health-related social media use among adults. J Med Internet Res. 2013; 15: e21.
  27. Jenssen BP, Mitra N, Shah A, et al. Using digital technology to engage and communicate with patients: a survey of patient attitudes. J Gen Intern Med. 2015; 31: 85-92.
  28. Kohane IS, Altman RB. Health-information altruists – a potentially critical resource. N Engl J Med. 2005; 353: 2074-2077.
  29. Hibbard JH, Cunningham PJ. How engaged are consumers in their health and health care, and why does it matter? Res Brief. 2008; 8: 1-9.
  30. Hibbard JH, Greene J. What the evidence shows about patient activation: better health outcomes and care experiences; fewer data on costs. Health Aff (Millwood). 2013; 32: 207-214.
  31. Grosberg D, Grinvald H, Reuveni H, et al. Frequent surfing on social health networks is associated with increased knowledge and patient health activation. J Med Internet Res. 2016; 18: e212.
  32. Lelutiu-Weinberger C, Pachankis JE, Gamarel KE, et al. Feasibility, acceptability, and preliminary efficacy of a live-chat social media intervention to reduce HIV risk among young men who have sex with men. AIDS Behav. 2014; 19: 1214-1227.
  33. Saberi P, Johnson MO. Correlation of internet use for health care engagement purposes and HIV clinical outcomes among HIV-positive individuals using online social media. J Health Commun. 2015; 20: 1026-1032.
  34. Attai DJ, Cowher MS, Al-Hamadani M, et al. Twitter social media is an effective tool for breast cancer patient education and support: patient-reported outcomes by survey. J Med Internet Res. 2015; 17: e188.
  35. Khatri C, Chapman SJ, Glasbey J, et al; STARSurg Committee. Social media and internet driven study recruitment: evaluating a new model for promoting collaborator engagement and participation. PLoS One. 2015; 10: e0118899.
  36. Fenner Y, Garland SM, Moore EE, et al. Web-based recruiting for health research using a social networking site: an exploratory study. J Med Internet Res. 2012; 14: e20.
  37. Laurance J, Henderson S, Howitt PJ, et al. Patient engagement: four case studies that highlight the potential for improved health outcomes and reduced costs. Health Aff (Millwood). 2014; 33: 1627-1634.
  38. Sawesi S, Rashrash M, Phalakornkule K, et al. The impact of information technology on patient engagement and health behavior change: a systematic review of the literature. JMIR Med Inform. 2016; 4: e1.
  39. Attai DJ, Sedrak MS, Katz MS, et al; Collaboration for Outcomes on Social Media in Oncology (COSMO). Social media in cancer care: highlights, challenges & opportunities. Future Oncol. 2016; 12: 1549-1552.

Источник: Rusoncoweb

 

Индекс цитирования.